Телефон: +7 (921) 9026855         E-mail: 9026855@mail.ru
Главная » Жители » Жители Тярлево » Шафеева Раиса Ахметджановна

Шафеева Раиса Ахметджановна

Шафеева Раиса Ахметджановна

Легкая, подвижная, небольшого роста, приятная собеседница полная оптимизма. Даже в голову не приходит, что ей уже девяносто лет.

Раиса АхметовнаШафеева родилась 8 сентября 1928 г. в селе Усть-Уза Пензенской области. Отец,АхметжанХасьянович (1902–2004), и мать, Зейнаб Мухаметжановна (1906–1983), были крестьянами. В 1931 г. был голод, и семье, и без того самой бедной в деревне, пришлось туго. И они пошли по свету в поисках лучшей доли. Жили некоторое время в Сланцах. Затем снимали жилье на Круговой улице в Глазово,на втором этаже двухэтажного особняка. Первый этаж занимали хозяева, до революции – богатые дворяне. Когда у них отобрали все, они растерялись в этой суровой действительности, и интеллигентные, умные люди начали потихоньку спиваться.

Когда в 1938 г. у супругов родился пятый ребенок – Рифат, Шафеевы, как многодетная семья,получили участок на Нововестинской улице. Построили просторный дом и до войны успели в нем пожить. На участке посадили яблони, картошку, устроили грядки для овощей. В хозяйстве была корова и куры. Дети ходили в начальную школу на Луговой улице.

8 сентября 1941 г. Раисе исполнилось тринадцать лет. Кроме поздравлений, она услышала в этот день про немцев. Шли разговоры, что они на парашютах спустились, и все побежали в парк на них смотреть. Девочка тогда не могла и представить, что это такое, «война» и «немцы». Судя по реакции взрослых – ничего хорошего. Ночью 17 сентября девочку разбудили слова «немцы здесь».

На всю жизнь у Раи остался в памяти эпизод: окончилась бомбежка, и семья стала выходить из укрытия: около забора, где сейчас сарайчики, были вырыты окопы и укрытия, чтобы спасаться от бомбежек. Вышли все, а старший брат Анвер почему-то задержался. Немецкий солдат спрашивает: «Все вышли?» – «Нет, отвечают, – не все». И тогда немец направил автомат на выход из укрытия. Мать кинулась к нему и повисла на автомате, в это время появился Анвер – и все обошлось.

Неожиданно рано началась зима, а с ней и голод. Совхозные поля, что находились рядом с поселком, не успели убрать, и они служили источником скудного пропитания. Туда ходить было запрещено. Поля обстреливались круглосуточно. Если повезет, можно было откопать из-под снега турнепс и мороженую капусту.

Дом не был занят немцами. Самый младший из детей, рожденный в 1941 г. Равиль, совсем еще крохой был ранен осколком в голову. Немецкий врач вытащил этот осколок, а след остался на всю жизнь. В январе 1942 г. семью выгнали из дома.

До войны отец работал на железной дороге, для работы ему дали лошадь. Вот на этой лошади семья и поехала в деревню Межник Дедовичского района Псковской области. Пробыли там недолго. Немцы посадили всех в телячьи вагоны и направили на работы в Германию, но довезли только до Латвии и высадили в городе Екабпилсе. Условия жизни были там довольно сносные. В трехкомнатной квартире дали две комнаты, отец и старший брат работали на железной дороге, мать занималась детьми, Рая училась в пятом классе. Прожили в Екабпилсе три года, а тут и войне пришел конец. В 1946 г. вернулись в разрушенное Тярлево.

Зрелище было печальное, особенно больно было смотреть на парк и стадион, что находился рядом с поселком. Почти все деревья были вырублены, земля была изрыта окопами и перепахана снарядами, парк был заминирован, везде валялись тела убитых солдат. Здесь, у поселка, в районе стадиона, немцы окружили ребят из Пушкинского военного училища, в плен они не сдались, долго отстреливались и все до одного погибли. Тела бойцов собрали, увезли в Павловск и похоронили в братской могиле. Вход в парк был запрещен, его постепенно разминировали, от этих мин много непослушных мальчишек пострадало.

Недалеко от входа в парк есть две могилы, всегда ухоженные и прибранные. За ними ухаживает семья Шафеевых. На каменной плите высечено: «БатаршинаЗуляйхаХасяновна (1919-1941)». Эта девушка была хорошей знакомой Шафеевых. Она вышла из укрытия, чтобы принести еду матери и сестре, а на другой стороне реки стояли немцы, которые ее подстрелили. (Зуляйха былаподругой моей тети АсьмыАлеевой, которая рассказывала, что они погибли от осколочного обстрела с воздуха, собирая грибы в парке. Это была первая военная утрата в поселке. Я помню, что мы с ней прибирались на могиле перед праздниками, когда тетя еще жила в Тярлево). В другой могиле под деревянным крестом похоронен неизвестный мужчина, умерший от старости на два месяца позже Зуляйхи. Его родственников найти так и не удалось.

Дом Шафеевыхбыл разрушен, поэтому какое-то время жили у семьи Кулагиных на Круговой улице, а затем – на своем участке во времянке. Со временем построили дом – он и сейчас стоит, освоили участок. Клубнику, овощи, зелень выращивали в больших количествах, хватало и для семьи, и для продажи. Сначала покупали молоко у семьи Певгонен, потом и сами купили корову, делали творог, сливки, сметану. С большой семьей молока на продажу не оставалось. В поселке организовали стадо и по очереди пасли коров, потом наняли пастуха. После войны правительство давало возможность людям выживать: еда была вся натуральная, своя, хлеб стоил четырнадцать копеек, старшие дети нянчили младших. Конкретных обязанностей у каждого ребенка не было: делали все вместе, дружно, между собой в семье разговаривали на татарском языке, спали на полу: девочки в одном месте, мальчики – в другом. Девочки помогали по дому матери – и полы мыть, и еду готовить, и печку топить. Зимой полоскали белье в проруби на Черном пруду. Впереди шла старшая дочь Рая и несла топор, которым и делали прорубь. Мальчики рубили дрова, но были свободнее, чем девочки: у мусульман всегда спрос с женщин был больше, чем с мужчин.Всего в семье было десять детей, кроме двоих, которые умерли во младенчестве: Анвер, Раиса, Ханифя, Соня, Рифат, Роза, Шамиль, Рашид, Али, Равиль.

Когда жизнь начала потихоньку налаживаться, появился какой-то достаток,наступили хрущевские времена. Налоги были установлены на все: на каждую яблоню, каждую курицу и корову. Налоги были разорительные и реально невыполнимые. Жители поселка вынуждены были рубить сады, резать кур и коров-кормилиц.

Конечно,было много неудобств, особенно поначалу, когда еще не окончательно справились с послевоенной разрухой. В школе было одно классное помещение, где в две смены учились ученики с первого по четвертый класс. Помещения, предназначенные для учительской и пионерской комнаты, занимали учительницы, которым было негде жить. Во время перемены ученики оставались в классе, им некуда было идти. Снимали верхнюю одежду тут же в классе при входе.

Но всё это было не так важно, главное – закончилась война. Ребята дружили, с удовольствием учились.В пятый класс ходили уже в Павловск в школу на улице Красных Зорь (сейчас ул. Конюшенная), а старшие классы посещали в школе на улице Энгельса. Путь в школу лежал через парк. Парк в то время не был огорожен и был словно бы частью поселка. Вся основная жизнь детей протекала там. Там формировался их вкус, понимание красоты, воспитывалась доброта. Сейчас Раиса Ахметжановна и ее братья возмущены тем, что часть их жизни отгорожена забором с острыми штыками наверху. Стадион, где раньше мальчишки играли в футбол, тоже оказался за оградой.

После трудов праведных и учебы находилось время и для развлечений. В сельсовет на Московскую улицу привозили фильмы, в основном трофейные, но были и наши: «В шесть часов вечера после войны», «Она защищала Родину». Там же по вечерам были танцы, а днем работали всевозможные кружки для детей. На улице то и дело появлялась тележка с мороженым, которое стоило 20 копеек. У Шафеевых на всю семью было два велосипеда, ждали своего сезона финские сани и лыжи.  Но главными все же были подвижные игры на свежем воздухе: футбол, волейбол, лапта, прятки, штандер, бадминтон, двенадцать палочек, выбивала, прятки и догонялки. Девочки расчерчивали классики на плотном песке дорожек. Была такая игра в мяч – «Круги»: очерчивались круги-домики на один меньше, чем игроков. Игроки стояли поодаль и были с палками в руках. Водящий бросал в кого-то мячом. Если мяч был отбит, то бежали в то место, где мяч упал, а оттуда – в круги. Кому круга не хватало, тот водил. Если водящий попадал в бегущего мячом, то тот и водил.

Прошла-пролетела юность, а для некоторых и жизнь.Заглянем в дом на Нововестинской. Он все такой же: зеленый забор из штакетника, небольшая калитка на нехитром засове, стоит руку протянуть между реечек – и открыто. Ни тебе забора в два метра высотой, ни тебе камер видеонаблюдения и злых-презлых собак. Прямо как в прошлом веке…

На сегодняшний день в большом доме постоянно живет Рифат.Он родился 1 января 1938 года в Тярлево. Начальную школу окончил здесь, на Луговой улице, класс вела учительница Мария Ивановна. Школьники ходили в совхоз, что находился рядом, помогали убирать урожай. Ездили на экскурсии в Ленинград, в ТЮЗ,цирк. С пятого класса Рифат учился в Павловске.Выступал на соревнованиях побегу, лыжным гонкам, играл в футбол на тярлевском стадионе. После школы закончил военное училище в Пушкине.Сейчас работает в Тярлево на автозаправке сторожем.

Совсем недавно он жил в этом доме с родным братом Рашидом. Рашид родился 21 января 1946 г. Учился, как и все дети семьи, в Тярлево, затем в Павловске. Окончил ЛИИЖТ, да так и остался в институте преподавателем сопромата, проработал до пенсии. Был заядлым охотником и рыболовом. Вместе с сыном Веры Петровны Певгонен – Андреем – ездили охотиться. После смерти Андрея Рашид постоянно навещал Веру Петровну в дни ее приезда из Финляндии. Летом Рашид часто уезжал в Дом охотника на берегу Финского залива, в поселке Большой Бор. Там готовился к новому учебному году: писал лекции, сообщения, там же отдыхал. Очень любил хозяйствовать в родном доме: сделал пристройку с выходом в сад, устроил интерьер по своему вкусу: панно во всю стену,где он сам изображен со своими друзьями-охотниками. Рядом – фото из охотничьей и рыбацкой жизни, охотничьи трофеи.После основания в 1997 г. муниципального совета поселка Рашид был избран его депутатом.Его постоянно переизбирали на новый срок, так как он отличался серьезным подходом к любому делу и принципиальностью: мог пойти против всех, если считал, что решение не на пользу интересам поселка или не соответствует нормам морали. Рашид скончался в 2018 г.

Еще один брат, Равиль, живет сейчас в Петербурге, но очень много времени проводит в Тярлево. Также учился в Тярлево, помнит свою первую учительницу Елену Ивановну Журину.О ней у него остались самые светлые воспоминания. В 1949 г. в классе появился новый ученик, приехавший с семьей из Владивостока – Вадим Чукур.Ребята подружились, дружат и по сей день. Равиль окончил ЛИАП по специальности «конструирование радиоаппаратуры». Как молодому специалисту ему дали жилье, и в 1969 г. он переехал жить в Ленинград, работал в воинской части, позднее перешел в Оптический институт, который предоставил ему более комфортабельное новое жилье. В этой квартире он и живет сейчас. В Тярлево же занимается разведением роз небывалой красоты, в парнике выращивает очень вкусные и красивые овощи на зависть сельским селекционерам.

Старшая из сестер, Раиса, в восемнадцать лет вышла замуж за РаушанаСаттаховичаСайфулина, который приезжал в Тярлево в гости к своим друзьям. Молодые люди полюбили друг друга, сыграли свадьбу и уехали жить в Ленинград, а тярлевский отчий дом всегдагостеприимнооткрывал им свои двери. Раушан работал на заводе «Звезда» слесарем, потом пошелна повышение. Их дочь Галия окончила университет и преподает английский язык.