Телефон: +7 (921) 9026855         E-mail: 9026855@mail.ru
Главная » Жители » Жители Тярлево » Леонов Александр Павлович

Леонов Александр Павлович

Председатель Тярлевского сельсовета А.П. Леонов. Нелегкое дело восстановления Тярлева и Глазова

Александр Павлович Леонов родился 6 ноября 1904 г. в Санкт-Петербурге. В молодости работал курьером. Учиться ему не дали, так как в семье было много «классово чуждых элементов». Отец – инженер-электрик; дядя тоже работал электриком у Жоржа Бормана, известного предпринимателя; муж тети отца, Николай Иосафов – артист императорских театров. В начале 1930-х гг. Александр Павлович стал двадцатипятитысячником (так называли передовых городских рабочих, направленных по постановлению ЦК ВКП/б/ в деревню для ускоренного проведения сплошной коллективизации). Во время выполнения этих обязанностей в селении Зарайск Рязанской области он встретил свою будущую жену, Екатерину Дмитриевну Панину, с которой прожил долгую счастливую жизнь и воспитал троих дочерей. Старший лейтенант Леонов участвовал в советско-финской войне. Было тяжело: линия Маннергейма, налетали отряды лыжников. В лютый мороз собака Акбар спасла ему жизнь – согрела. Во время Великой Отечественной войны Александр Павлович отправил семью последним эшелоном в Подмосковье, к сестре жены, а сам был командирован в Свердловск. С 1941 по 1945 г. был политруком. Война отняла у него многих близких людей. В блокадном Ленинграде умерли мать и бабушка. Брат Михаил, летчик, погиб в 1941 г. на Ленинградском фронте. Сам Александр Павлович рвался на передовую, но его не пустили: он был офицером СМЕРШа и ходил на опасные и ответственные задания в тыл врага. Сразу же после войны как офицер СМЕРШа был направлен на полгода в Молдавию. Затем, будучи председателем Тярлевского сельсовета, восстанавливал родную деревню. По зову партии окончил артиллерийское училище и Высшую партийную школу. Награжден медалью «За победу над Германией» и орденом Отечественной войны. Умер в 1979 г. от белокровия.

 

Отгремели бои, закончилась Великая Отечественная война. Безжалостным ураганом пронеслась она над нашей землей, не щадя никого и ничего. Коренных жителей Тярлева, ингерманландских финнов, оккупанты угнали, дома разбомбили. В Глазове уцелело четыре дома, в Тярлеве – примерно столько же. Павловский парк был почти весь вырублен, изрыт окопами, заминирован.

Нелегкое дело восстановления было поручено Александру Павловичу Леонову. Он был назначен председателем Тярлевского сельсовета, к которому относились, кроме вышеназванных деревень, Павловск II, Гуммолосары, Федоровское и совхоз «Детскосельский».

В июне 1946 г. Леонов взялся за дело, и только в 1952 г., когда все было восстановлено и налажено, его направили в Павловский райисполком начальником жилищно-коммунального отдела.

В том же 1946 г. открылся первый продуктовый магазин на Музыкальной улице. Тярлево и Глазово заселялись очень быстро. В 1950-е гг. полковникам и генералам давали здесь по 40 соток. Люди, оставшиеся без крова, старались хоть как-то закрепиться, находили более или менее сохранившиеся развалины и приспосабливали их под жилье, разбирали завалы в поисках строительных материалов. Выселенным ингерманландским финнам правительство запрещало возвращаться в родные места, и поэтому после войны финское селение превратилось в русское. В 1950-е гг. Глазово вошло в состав Тярлева.

За мальчишками, неслухами, не уследишь – сколько их подорвалось на минах в парке! Только в 1950-х гг. он был полностью разминирован. Люди старались как можно быстрее залечить раны войны, как-то украсить жизнь: сажали быстрорастущие тополя, однолетние цветы – маки, астры, бархатцы.

Председатель выбрал себе участок земли на Большой улице, 17 (сейчас – 19). До войны Тярлево было плотно застроено, и на этом не очень большом участке были остатки трех фундаментов взорванных домов. На территории Павловского музея-заповедника оккупанты, вырубив большие деревья, устроили множество землянок и блиндажей с крышей в три наката – из трех рядов бревен, эти бревна и использовал Александр Павлович для строительства кухни и подвала своего дома, существующего и поныне.

В то время в Колпине находился лагерь для военнопленных. Председатель использовал их как рабочую силу. В 1947 г. они за неделю построили сарай из шпал. На ночь пленных увозили. Детям не разрешали подходить к ним близко. Пленные и дальше восстанавливали Тярлево за еду. У жены Александра Павловича был большой бак, она на улице варила похлебку из пшена – кулеш – и кормила работников.

В этот период Большая улица была песчаная, из мягкого желтого песка, домов на улице было мало. Еще долгое время после войны люди находили на своих участках памятки о войне. Александр Павлович наткнулся, убирая сухие листья, на немецкий бинокль и часть ленты от патронташа. Были и более опасные находки, гранаты например.

Постепенно восстанавливались дома, возникали новые улицы. В 1947-1948 гг. председатель сельсовета дал названия пяти новым тярлевским улицам: Песочная, Колхозная, Труда, Тярлевская, Фруктовая (на этом месте раньше был фруктовый сад). Одна новая улица появилась и в Гуммолосарах – по другую сторону железной дороги – Главная. Существовавшие раньше улицы приходилось практически создавать заново: места были заболочены, и проводились дренажные работы.

В 1948 г. хлопоты Александра Павловича об устройстве водопровода увенчались успехом: в Тярлеве появились первые водозаборные колонки. Это было тем более актуально, что во время войны многие колодцы были засыпаны или осквернены, мало оставалось хороших. Сохранилось фото: секретарь сельсовета Евдокия Харлампиевна Болбукова торжественно наполняет ведро водой из первой послевоенной колонки, а за ней уже выстроилась очередь. Вскоре благодаря энергии и усердию председателя поселок получил и электрическое освещение.

На Тярлевской просеке Павловского парка до 1950 г. были огороды, засаженные картофелем. В хозяйстве председателя в разное время водилась разная живность: корова, свинья, куры, утки, кролики. Был огород. Но когда в 1953 г. Хрущев ввел налог на каждую птицу, на каждый куст смородины, хозяйство пришлось ликвидировать. В 1950-е гг. стали пускать дачников. Леоновы тоже сдавали две небольшие комнаты с верандой. «Дачники – это баре, к ним нужно было уважительно относиться: простые люди не могли в то время позволить себе снять на лето дачу», – так говорила жена председателя, Екатерина Дмитриевна.

Александр Павлович всегда добивался намеченной цели, был общительным человеком и хорошим организатором. Руководить зачастую приходилось женщинами, а это непростое, деликатное дело. Но ему было не привыкать: до войны председатель сельсовета работал в Колпинской детской колонии, тоже дело трудное. Александр Павлович старался помочь всем и во всем. Кто-то пожаловался, что дали комнату, а не на чем спать – и он помог сеном набить матрас. Когда умер ветеран войны, председатель для изготовления гроба отдал доски, заготовленные для строительства своего дома.

Сохранился протокол четвертой сессии Тярлевского сельсовета депутатов трудящихся Павловского района Ленинградской области третьего созыва от 30 марта 1951 г. Повесткой дня был отчет о работе тярлевской начальной четырехклассной школы. Приведу выписку из протокола, в которой видно, что председатель болел душой за свое дело, за будущее народа – детей – и был очень требователен: «Председатель с/с Леонов говорит, что отчет подработан слабо, недочеты не отражены. Все ошибки и неуспеваемость почему-то относятся на прошлый год, тогда как школа ведет уже четвертую четверть. В четвертом классе успевающих только два человека, всего в классе 38 учеников. Недостаточно ведется работа с отстающими после уроков. В каникулы не организовали экскурсии ни одного раза. Школьный участок занят под огород учителей и не служит для занятий со школьниками».

В 1954 г. к Леонову обратилась Ольга Дмитриевна Форш, замечательная русская советская писательница, автор исторических романов. Ольга Дмитриевна попросила порекомендовать ей домик в Тярлеве для летнего проживания. Леонов повел ее на Новую улицу и показал дом, который в это время продавали Савицкие. Домик сразу пришелся по душе Ольге Дмитриевне, несмотря на то что ему уже на ту пору было больше сорока лет и к нему примыкал совсем небольшой участок, наклоненный в сторону Гуммолосаровского ручья. Вскоре домик был обсажен цветами и фруктовыми деревьями, в нем писательница прожила самые счастливые свои дни, и в нем же она умерла в 1961 г.

Семейство Леоновых до войны проживало в Глазове на Парковой улице, у самого Павловского парка. Рядом был небольшой пруд, в котором мыли посуду. Все три дочери Леоновых: Зинаида (р. 1927), Олимпиада (р. 1930), и Маргарита (р. 1940) начальное образование получили в глазовской четырехклассной школе на Луговой улице, 21. Маргарита на всю жизнь запомнила свою первую учительницу Веру Степановну.

Семья Леоновых была дружна с семьей Августовских, у которых был свой дом в Глазове на Садовой улице – у парка, левее Краснодолинного павильона. Глава семьи, один из соратников легендарного директора Павловского дворца-музея Анны Ивановны Зеленовой, Иосиф Иванович Августовский был очень привязан к младшей из сестер Маргарите. По своей работе он устраивал в парке платные концерты и часто водил туда девочку. Его сын Владислав первым браком (в течение десяти лет) был женат на Олимпиаде Леоновой. Брак распался, но дружба сохранилась. Второй женой Владислава стала Александра Александровна Августовская, подруга и заместитель Анны Ивановны Зеленовой по культурно-просветительской работе. Маргарите запомнился такой случай: Анна Ивановна Зеленова попросила ее, девочку, подержать ценные кальки, а потом вернулась и, поблагодарив, забрала их. Зеленова была простая, но строгая, постоянно погруженная в мысли о дворце. В Москве, на приеме у Алексея Николаевича Косыгина получила добро на восстановление Павловского парка и дворца и от волнения в кабинете забыла муфточку, сделанную из зайца, пойманного в Павловском парке.

Младшая дочь Александра Павловича, Маргарита, после окончания начальной школы в Глазове училась в павловской средней школе, затем получила образование в чертежно-конструкторском училище. Потом были высшие конструкторские курсы в институте повышения квалификации на базе Горного института. Маргарита Александровна работала конструктором, была направлена на два года на Кубу. Сейчас с мужем, Олегом Ивановичем Судаком, проживает в отчем доме на Большой улице и бережно хранит память о своем отце – первом послевоенном председателе сельсовета.