Телефон: +7 (921) 9026855         E-mail: 9026855@mail.ru
Главная » Жители » Ингерманландские финны » Николай Иванович Пакки

Николай Иванович Пакки

Вступление

Когда мы создавали первый в истории Тярлева краеведческий музей, то не ожидали, что будет такой активный и доброжелательный отклик со стороны жителей поселка, а также от тех, кто когда-то жил в нем.

Нас разыскал Виктор Пакканен, уроженец Тярлева, и подарил альбом с репродукциями картин художника, его двоюродного брата, тоже уроженца Тярлева, Николая Пакки, который сейчас живет в Хельсинки. Все картины этого альбома посвящены истории Тярлева, а также судьбе ингерманландских финнов, которые жили в Тярлево.

Кроме того, Николай Пакки, изучая архивные материалы и свою родословную, вывел теорию возникновения Тярлева. Это тем более ценно, что определенная дата рождения поселка пока не установлена, взята условная дата – 1500 год.

Детская память очень цепкая, и картины детства одна за другой возникают в памяти ярко и отчетливо. Любовь к своей родине и многострадальному народу жила в сердце Николая, и, уже будучи взрослым, он становится художником и все эти яркие видения детства переносит на холст. Этих живописных холстов так много, что можно вести экскурсию по Тярлево и почти каждую фразу иллюстрировать картиной.

Трудно переоценить значение этого экспоната-альбома для нашего музея.

Мы решили поехать в Хельсинки, чтобы познакомиться с этим замечательным художником. И, кроме интересного общения и массы информации об истории поселка, мы получили еще один великолепный подарок – семейный фотоархив тярлевских времен, а также разработанный Николаем Ивановичем план Тярлева с фамилиями владельцев домов, то есть план довоенного поселка.

Теория возниковения поселка Тярлево

За время владычества Швеции из-за войн страдала прежде всего Финляндия. Приходилось платить большие налоги, чтобы содержать армию. В 1595 году был заключен мирный договор. Из-за восточной границы пришлые купцы приносили сведения, что у соседей хорошая земля и леса, стало появляться желание переселиться на восток. К переселению были готовы семь семей: Пакканен, Пакки, Киннари, Кемппи, Явге, Виролайнен, Каркконен.

Когда шведский король Густав IIАдольф в 1612 году завоевал Кякисалми и Ингрию, появилась реальная возможность переселения. С этой целью снарядили двух человек для изучения обстановки в Ингрии. Настало время для изготовления лодки. Нашли место, откуда легче всего можно было спустить ее на воду. Изготовили бочки и ящики для упаковки пищевых припасов. На постройку лодки и другие приготовления ушло два года.

Наступила весна 1613 года. Все приготовления завершены и семь семей начали свой путь, который проходил по Ладоге на Неву. Путь продолжали вблизи берегов, чтобы в деревнях пополнять запасы еды. Лодка прибыла в устье Ижоры. Остановили в месте, откуда до современной Веньёки (Славянки) было 7 км. Лодку вытащили на берег и построили приспособление на двух колесах под переднюю часть лодки. У местных жителей наняли двух лошадей и с их помощью приволокли лодку в нужное место. Путь приложили заранее, вырубив деревья и кустарники. Место для деревни выбрали заранее. Это было вблизи речки (Гуммолосаровский ручей). Вокруг рос хороший лес. Лодку установили на левом берегу. Через речку перекинули легкий мостик для перегрузки вещей. Лес для построек заготовили, после чего общими силами приступили к строительству жилья и хозяйственных построек. Каждой семье построили дом, под общей крышей которого были: гостиная, спальня, кухня, дровяной сарай, коровник и летнее неотапливаемое помещение. Амбар и сенной сарай стояли отдельно во дворе. По жребию участки поделили так: 1 – Виролайнен (Вирола), 2 – Пакки (Ивола), 3 – Кемппи (Анттула), 4 – Каркконен (Тяятяля), 5 – Киннари, 6 – Пакканен (Куарела), 7 – Явге (Эскола), 8 – спортивная площадка, 9 – танцплощадка. За четыре года упорного труда нормальный уклад деревни сложился уже в 1617 году.

Биография

Николай Иванович Пакки родился 15 января 1930 года в деревне Тярлево Детскосельского уезда Ленинградской области. Отец – Пакканен Иван Иванович родился в Тярлеве 28 сентября 1899 года, отучился три года в местной школе. Селяне звали его между собой «Ванька Белый». В 1939 году его взяли на Финскую войну в качестве стрелка, а затем отозвали и назначили председателем колхоза, в этой должности он был до начала войны 1941 года. Мать – Софья Ивановна Пакки (в девичестве – Малинен), родилась 30 мая 1903 года; работала кассиром в колхозе имени Ильича, правление которого находилось на Музыкальной улице, а за полтора года до войны работала паспортисткой в Тярлевском сельсовете. Семейство проживало на Большой улице, а затем переехало на Московскую ул., 25, где и появился на свет Николай, второй сын. До войны многие сдавали жилье дачникам, а сами жили в каморках: жить-то нужно было на что-то. По данным сельсовета, до войны числилось 5 тысяч человек. Для колхозников устраивался культурный досуг. Сохранилась фотография, сделанная летом 1930 года, где изображена группа колхозников на экскурсии.

До создания колхозов жизнь в Ингрии была независимой. Бабушка исправно носила молоко постоянным покупателям в город, а на обратном пути везла продукты питания. Финны посещали церковь, все местные новости узнавали по дороге в церковь и на церковном дворе. Дела прихода оглашались в церкви. До коллективизации (1930 год) можно было себе позволить ездить в церковь на лошади.

В личном домашнем хозяйстве позволялось иметь одну корову, три-четыре овцы и десять кур. Лошадей уводили в колхоз.

Николай успел окончить три класса, когда началась Великая Отечественная война. К этому времени в семье было четверо сыновей: Роберт (05.09.1927), Николай (15.01.1930), Рудольф (25.05.1933), Виктор (14.05.1941).

18 сентября 1941 года немцы заняли Тярлево. Жители поселка прятались в саду во вновь построенном омшанике (землянке), приготовленном для зимовки колхозных пчел, там могло поместиться сорок человек. По вечерам жители Тярлева наблюдали тревожные видения: от фашистских бомбежек горели соседние деревни и Ленинград. Зарево во весь горизонт хорошо было видно в темные августовские вечера.

Скоро встала проблема питания, нечего было есть. Вблизи линии фронта под снегом осталось колхозное поле с капустой. Место обстреливалось часто, трассирующие пули свистели совсем рядом. Николай с отцом добывали капусту из-под снега. Им удалось собрать и унести целый мешок, но один деревенский был ранен в ногу.

Немцы чувствовали себя полными хозяевами. Из Павловского парка вырубили и вывезли на блиндажи семнадцать тысяч деревьев. Запрещали пользоваться водой из колодцев под страхом расстрела. Была подпись «Только для немцев».

Зимой 1941 года немцы приказали всем покинуть родные места и двигаться в сторону Нарвы. Кончились продукты питания. Семье предстояло покинуть родной дом, взяв с собой только необходимое. Девятимесячного брата Виктора поместили в фанерное корыто на санках, вез его восьмилетний брат Рудольф. Путь в сторону Нарвы начался 18 февраля 1942 года с желтым паспортом, выданном немцами, в кармане. В дорогу мать приготовила студень из найденных на чердаке хлева четырех давно высохших овечьих шкур. Из Тярлева до Гатчины шли с санками и по пути остановились доесть последний завтрак. К вечеру добрались до Гатчины на сборный пункт. Там было три длинных сарая, построенных до войны – без пола, ворота открыты, стены и крыша без досок, а на дворе мороз 20-25 °С. Кормили раз в день баландой из муки и 200 грамм хлеба. За это отрабатывали расчисткой снега на немецком аэродроме. Через две недели опять пошли в сторону Нарвы. В Нарву прибыли на сборный пункт, откуда через два дня на поезде людей повезли в Палдиски, где всех преследовали голод и страх. На станции Тапа предложили рисовую кашу – помощь из Финляндии. В начале марта 1942 года прибыли в Палдиски. Поили серой жидкой баландой с запахом рыбы. Сильно голодали. Когда старшие получили работу на железной дороге и получили талоны, стало чуть легче. Пакки от голода спаслись, но многие умерли. В начале мая прибыли эстонские хозяева подбирать себе рабочую силу на полевые работы. Один их хозяев облюбовал семью Пакки, в которой было трое работников, и забрали к себе в хозяйство Вана Витала. Восемьдесят километров шли пешком рядом с телегой без остановки на ночлег. Родители и старший брат Роберт работали на полевых работах. Николай был у соседского хозяина в пастухах, а младший брат Рудольф нянчился с годовалым Виктором. В доме, куда взяли Николая пасти скот, было пять коров, четыре овцы, две свиньи, две лошади и годовалый бычок. Стадо пас на хозяйском поле. Постепенно его научили доить коров, чтобы хозяйские дочки могли ходить на гулянки. Осень 1942 года была дождливой и обувь скоро износилась. Старик изготовил Николаю из телячьей шкуры поршни, но их хватило на две недели.

Семья маминого двоюродного брата Андрея Рюттю (Рюнттю) – жена Софья и дети Андрей и Виктор – оказалась в блокадном Ленинграде. Перед весной 1942 года их и многих других финнов эвакуировали по Ладожскому льду из окружения, а потом увезли (!) в Якутию по льду реки Лены на берег моря Лаптевых. Рыбу там ели в сыром виде без соли от авитаминоза. Жили в якутской семье, меняли вещи на мясо оленей.

3 апреля 1943 года узнали, что Финляндия готова принять желающих ехать на работу. В Клоогу, на сборный пункт, прибыли 10 мая 1943 года. В порту Палдиски посадили на судно и доставили в Финляндию, порт Ханко 16 мая 1943 года. Приближались к полуострову Ханко, бабушка по матери с ее сестрами прибыли вместе с семьей Пакки. Встречающие следили за пассажирами, и у кого не было хорошей обуви – выдавали новую. Пригласили в баню. После трехнедельного карантина в Лоймаа привезли в Тойяла. На этой станции встречал представитель от хозяина Рятё, который доставил всех на место. Для жилья семье предоставили небольшой дом с кухней и комнатой. Во время войны не хватало топлива. В Тойяла было небольшое торфяное болото и была хорошо отлажена добыча торфа, летом на этом болоте работали и школьники. Семья Пакки участвовала в заготовке сена. Скошенную траву сушили на кольях, трава не касалась земли и хорошо обдувалась ветром, убирать сено было удобно, оно не рассыпалось при загрузке на повозки.

У Николая остались на всю жизнь самые светлые воспоминания о жизни в Тойяла, об учебе в школе, о рыбалке. Лето сорок третьего проводили на земле Рятё. Был хороший урожай на ягоды, собирали их для школы – прибавка к школьным завтракам, ловили рыбу в соседнем озере, играли в разные игры. Осенью, с окончанием полевых работ, начали зачищать на полях канавы и травы, сеть канавной мелиорации была довольно густой. Работы было много.

В марте работники хозяина пилили на озере лед и кусками привозили в хозяйский погреб, его засыпали опилками, и он долго не таял. В таком леднике хранили продукты питания.

В финском домике жили полтора года — 1943-1944 гг. Отец работал на разных работах, а мама и старший брат на полевых работах. На каменное ложе отец натаскал земли и вырастил ячмень.

19 ноября 1944 года был составлен документ – секретное постановление № 6973 «О переселении из Финляндии населения, ранее проживавшего в Ленинградской области». Перед отправкой поезда из Выборга двери снаружи заперли на замок и только попрошествии полутора суток открыли двери уже в Калининской области на станции Красных холм. Здесь финнов зарегистрировали и проверили. Привезенные из Финляндии книги, финские ножи, газеты и прочее отобрали уже на станции. По убедительной просьбе матери семейства, начальник вернул ей сборник духовных гимнов. Поселенцев отправили в деревню Тушканы, в Ратчевский сельсовет, за двадцать километров от станции. Прибыли в Тушканы 7 января 1945 года. Младший братишка ехал на дровнях, а остальные шли пешком. Вновь прибывшим достался захудалый колхозный дом, в котором проживала местная семья. В жилище не было никакого отопления. Сами соорудили плиту из местного, собранного по кирпичику, материала. В колхозе денег не платили, в конце года подсчитывали итог, сколько зерна приходится на трудодень. К счастью, семья получила 2 кг на трудодень, а в соседней деревне вышло только 200 г.

В войну большая часть лошадей использовалась для нужд фронта. Надо было до весенних полевых работ объездить молодых бычков. После упорного труда удалось приучить работать в упряжке десять колхозных быков. Колхозное молоко отвозили в ближайшую деревню на молочную ферму за 3 км. Колхозы посылали финских парней на торфоразработки, строительство и содержание узкоколейных железных дорог.

Лесозаготовки на сильном морозе требуют хорошую одежду – валенки, тулуп. У местных жителей все это было, у отца была только легкая куртка, к тому же короткая. Он простудился и заболел, его отвезли в соседнюю деревню в больницу, признали воспаление легких. Через три дня он умер, ему было всего 46 лет. Умер 9 марта 1946 года. Мать осталась с четырьмя сыновьями переживать смерть мужа на чужбине, мечтая вернуться домой.

Осенью 1946 года матери удалось получить паспорта и возможность возвращения к двоюродной сестре матери, чей дом сохранился в войну. В родной деревне прожили до весны 1947 года – появился приказ покинуть родные места. Старший брат поехал в Эстонию в совхоз Вигала, там получил жилье и работу шофером грузотакси, женился. Вслед за ним туда приехала вся семья. Но старший брат Роберт жил отдельно от основной семьи.

В 1952 году семья поселилась в Кохтла-Ярве, где Николай окончил вечернюю школу. В 1962 году Николай закончил учебу в Ленинграде и получил диплом электрика.

Во время учебы в Ленинграде Николай сделал первые попытки заняться живописью, даже купил кисти и краски. Но по-настоящему он посвятил себе живописи только в 1970-е годы. В это время он жил и работал в Кохтла-Ярве электриком на комбинате сланца.

От комбината, где он работал в 1971 году, повезло получить путевку сроком на месяц в санаторий для поправки здоровья на Северный Кавказ. При виде гор страсть к живописи вспыхнула с новой силой. В 1974 году Николай снова поехал на Кавказ в санаторий. Теперь он взял с собой все принадлежности для живописи. Перед этим вступает во вновь открытый 23 апреля 1974 года Кохтла-Ярвенский клуб художников. Николай стал уделять большое внимание живописи с натуры. Много штудировал познавательной литературы, обучаясь технике письма маслом.

В 1974 году в Кохтла-Ярве открылась выставка местных художников, где Николай выставил на обозрение три картины на Кавказвкую тему, а в следующем году участвовал в выставке уже в Таллинне.

В 1976 году Николай участвовал в первой московской выставке и получил диплом от Союза художников. После этого его выставки проходили в Москве в 1981, 1983, 1987 годах. На последней выставке он получил бронзовую медаль. Позже он бывал в летних лагерях на пленэре в Кохтла-Ярве и его дружественном городе в Финляндии Оутокумпу. Его работы были на выставках в прежнем Советском Союзе и в соцстранах, в Крыму, Ялте, Литве, Польше.

14 мая 1979 года открылась республиканская выставка работ самодеятельных художников. ОТ каждого художника из клуба взяли по две работы, а от Николая Пакки – пять. Они стали одними из сильнейших в композиции. Николай Пакки стал лауреатом выставки.

В 1980 году во время олимпийских игр в Таллинне его картины были выставлены на обозрение на Певческом поле.

После распада Советского Союза началось народное пробуждение. Поэтому 7 ноября 1988 года в Кохтла-Ярве и Восточной Выру учредили общество финнов Ингрии. На собрании общества Николай был избран его членом, а затем и председателем. Три года он работал председателем и учителем финского языка среди ингерманландцев. В это же время он задумал создать в живописных полотнах историю ингерманландцев из их разрозненной жизни.

В марте 1994 года Николай в качестве возвращенца поселился в Финляндии, где живет в Хельсинки и по сей день. Семьи нет.

Война оставила неизгладимый след и впечатления в жизни финнов Ингрии, и Николай решил отобразить в своем творчестве испытания своего народа и те крохотные радости, что давали силы жить в самых трудных условиях.

Двадцать лет своей нелегкой жизни Николай посвятил живописным работам, посвященным истории народа Ингрии.

К семидесятилетию художника у него открылась юбилейная выставка в Хельсинки. Было выставлено более пятидесяти четырех картин. На летние праздники в Тампере, в финском Инкерин Лиитто, Николай порадовал зрителей выставкой картин.

Летом 2008 года в Тарту в Эстонии вновь было выставлено двадцать полотен на празднике эстонского Инкерин Лиитто.

Бабушка по матери Софья Пакки умерла в 1971 году в Кохтла-Ярве.

Мать Николая — Софья Ивановна, с которой он жил и з которой ухаживал в последние годы до самой ее смерти, умерла в???? году и похоронена рядом со старшим сыном Робертом в Кохтла-Ярве.

Брат Рудольф Иванович в Ленинграде окончил Институт точной механики и оптики, уехал работать в Таллинн. Женился, есть сын и дочь. Братья женились на русских. Дочь Нэлли вышла замуж и родила внука Артура, который вырос до 2 м 14 см.

Брат Виктор уехал учиться в Харьковский институт, после учебы там и остался работать в газовой отрасли хозяйства. Женат.

Братья очень дружные, навещают друг друга и своих финских родственников.

О.П.Гоначрова, 2015г.

Двоюродный брат Николая, Виктор Пакканен, поэт, посвятил стихотворение

Брату Николаю

У берез позолотились косы,

Ветерком продутые насквозь.

Серебром пролились на откосы –

Значит, бабье лето началось.

Дождики грибные выпадают,

Пополняя жизненный запас,

Поднялись к отлету птичьи стаи,

Раздает дары Медовый Спас.

На аллею лист сорвался первый,

Предосенней грусти новизна.

Желудей рассыпанные перлы

Раздает поштучно тишина.

Голубки – непуганые птицы –

Мирно ковыляют возле ног.

А что лето к осени клонится,

Никому, конечно, невдомек…

Выходи, художник, на этюды!

Выпала отрада для души…

Я пишу словами это чудо,

Ты попробуй кистью напиши!..