Телефон: +7 (921) 9026855         E-mail: 9026855@mail.ru
Главная » Жители » Ингерманландские финны » Михаил Андреевич Никарев

Михаил Андреевич Никарев

Михаил Андреевич Никарев родился 14 августа 1913 года в Тярлево. Его отец, Андрей Матвеевич Никкаринен (1891-1976) был родом из деревни Местелево (сейчас поселок Коммунар). Когда Андрею было 5 лет, в 1896 году семья переехала в Тярлево. Отец Матвей Никкаринен, купец I гилдии и мать Анна купили в Тярлево два деревянных двухэтажных дома в начале Большой улицы (если стать лицом к железной дороге) – то справа, сейчас там строения бывшего ПТУ. Дома вмещали обширное семейство, кроме Андрея было еще четверо детей: Ольга, Екатерина, Андрей, Семен.

Молодые люди считались взрослыми, когда овладевали трудовыми навыками, но для получения разрешении на венчание, они должны были пройти конфирмацию (обряд сознательного вступления в церковную общину) и вся молодежь в возрасте 17 – 18 лет две недели обучалась в конфирмационной школе при приходской церкви, именно поэтому уровень грамотности ингерманландских финнов был очень высоким.

В 17 лет Андрей прошел конфирмацию и женился на Марии Ивановне Рюнтю (1888-1960). У супругов было трое детей: Михаил – герой нашего повествования, Александр и Мария. Андрей Матвеевич в годы гонения на финнов 1930 – 1939 изменил свою финскую фамилию Никкаринен на русский лад — Никорев. Михаил Андреевич закончил реальное училище в Царском Селе. Затем окончил военно-морское училище и стал судовым механиком. В 17 лет прошел конфирмацию и женился на Певгонен Анне –Марии Петровне. Она родилась в деревне Глазово 4 октября 1913 г. По второму мужу – Ойавле, умерла в 1995 г, похоронена в Хельсинки. От этого брака у Никаревых было двое детей: сын Юрий (р. 1938 г. пропал без вести во время Великой Отечественной Войны) и дочь Валентина (в замужестве Канарбик) родилась в 1935 году, сейчас живет в Хельсинки. Когда Михаилу исполнилось 26 лет, он ушел добровольцем на Финскую войну 1939-40 гг. Был принят в команду разведчиков штаба Балтфлота. Проходил учебу и ходил на боевые операции в расположении противника на острова Финского залива. Участвовал в высадке десанта на острова Сескар и Левенсаари. Участвовал в захвате маяка Рошфор. 20 февраля 1940 года Михаил и еще три разведчика были посланы с острова Гогланд в сторону финских городов Котка и Хамина. Требовалось узнать обстановку в районе архипелага Аскари. На лыжах прошли около 20 км, были сумерки. Сделали привал, но вскоре были обнаружены и окружены противником. Так очутился в плену. Пулю, попавшую в тазовую кость, финские врачи извлекли только после третьей операции, сделанной в г. Хамина.

20 апреля произошел обмен военнопленными, спустя трое суток повезли в Южские лагеря, расположенные во Владимирской области и 25 августа отправили в Мурманск, а, затем, как заключенных в г. Дудинку, где разместили всех на железнодорожной платформе, а спереди и сзади установили пулеметы, дали в сопровождение военных с собаками . По узкоколейке повезли в Норильск, где располагался специальный транзитный лагерный пункт.

В Норильске работал на строительстве горно-металлургического комбината, которому впоследствии присвоили имя А. А. Завенятина, бывшего в ту пору его директором. Весной 1942 года всем под расписку объявили сроки заключения и соединили с зэками. От этого «соединения с зэками» осталась памятка: по шраму на обеих щеках. Михаил Андреевич всегда боролся за справедливость и защищал слабых, зэкам это не понравилось и его решили убить. Правда, они просчитались: мало того, что Михаил был боксером, да еще левшой. При нападении левая рука оказалась свободной, он ей нанес им удар. Финка бандитская метила в горло, но Михаил попытался увернуться, раскрыл рот, и финка прошла от щеки до щеки, не задев ни зубов, ни языка. Брызнула кровь, все разбежались.

Никареву дали 5 лет как «социально опасному элементу». К другим бывшим военнопленным применяли формулировки «сдача в плен без сопротивления», за слабое сопротивление и т.д. За добросовестную и полезную работу, проявленную на строительстве комбината, два года скастили. Постановление вышло об этом в конце 1943 года. Освободился лишь в апреле 1944. Приступил к работе уже в качестве вольнонаемного в энергоуправлении комбината. Работал мастером, старшим мастером, механиком, занимал другие административные должности. На фронт не пустили. После увольнения приехал в Тярлево. Отцовские дома в войну были разрушены, и тогда купил сруб на железнодорожной улице и довел его до ума.

Приехал Михаил Андреевич с семьей. В Норильске познакомился со своей будущей женой Лёксиной Натальей Васильевной, она приехала в Норильск по вербовке из Владимирской области. Работала сворловщицей в электроремонтном цехе. Всего у супругов было 6 детей. Трое появились на свет на Севере: Валентина (р. 1945), Юрий (р.1946) и Надежда (1948). В Тярлево родились: Александр (р. 19567) и двойняшки Сергей и Мария (р. 1948).

По приезде в Тярлево устроился на работу в один из номерных заводов Ленинграда, расположенных на Выборгской стороне, работал мастером в механическом цехе.

Пока Михаил, начиная с Финской войны, проживал свою «Норильскую» участь, его родителей постигла участь всех жителей Тярлево. 17 сентября 1941 г. немцы заняли поселок Тярлево, а в январе 1942 года всех жителей выгнали из домов и направили в Эстонию, потом всех увезли в Финляндию, а Никоревым каким-то образом удалось остаться в Эстонии, откуда они только в мае 1956 года вернутся в Тярлево к сыну Михаилу и внукам. В дом на железнодорожной улице. Из Эстонии Андрей Матвеевич, и Мария Ивановна привезли фисгармонию – небольшой орган. Андрей Матвеевич прекрасно играл по нотам классические произведения, но чаще всего у него дома собирались финны-лютеране: Певганен, Хюппе, Киннарь, приходили из Павловска, Пушкина и пели духовные песнопения, молитвы. Своих детей – Михаила, Александра и Марию Андрей Матвеевич учил музыке и языкам. Он знал четыре языка: немецкий, английский, финский и французский, не считая русского.

Позже Андрей Матвеевич будет принимать деятельное участие в постройке лютеранской кирхи в Пушкине (ул. Пролеткульта, постройка красного кирпича).

В 1974 году, простояв около десяти лет в очереди Никаревы, как многодетная семья получили квартиру в Колпино. В Тярлево остались жить: Андрей Матвеевич (его супруга Мария Ивановна умерла в 1960 году) и его внук Юрий с семьей.

Затем Михаил Андреевич в течение долгих лет работал на обувной фабрике « Пролетарская победа» № 2 (позже стала принадлежать совместному российско-германскому предприятию «Ленвест»). Трудился слесарем-инструментальщиком по пресс-формам, бригадиром монтажников. На «Победе» разрабатывал и изготавливал пресс-формы для формовки стелек и подошв дамской модельной обуви. Многие его нововведения использовались еще долгие года.

В 1979 г. Никарев перешел на Ижорский завод, который был ближе к дому. Работал слесарем-инструментальщиком в цехе № 3. Подал немало интересных и оригинальных рационализаторских предположений. Их число за все годы перевалило далеко за сотню.

Михаил Андреевич всегда считал, что он попал в «социально опасные» не только из-за того, что был в плену, но и потому, что происходил из ингерманландских финнов.

Будучи уже в преклонном возрасте он прекрасно выглядел и вел активный образ жизни, а все потому, что этот худощавый человек небольшого роста был разносторонним спортсменом. Только благодаря отменной физической подготовке он, будучи в молодости разведчиком, мог преодолевать на лыжах большие расстояния. Кроме лыж увлекался плаванием, боксом, прыжками в воду, греблей, футболом. Играл в футбольной команде норильского «Энергетика» которую тренировал Андрей Петрович Старостин – один из знаменитой плеяды братьев – футболистов.

В 1964 году, когда ему был 51 год на знаменитом футбольном поле в Тярлеве, где играли еще первые петербургские команды, Никарев, в составе команды ветеранов (вратарь) встретился с молодыми. Ветераны победили со счетом 2:1, к тому же Никарев взял пенальти. Молодые обиделись и долго не разговаривали с победителями.

Хочется привести текст одного любопытного документа: на нем стоит дата – 19 сентября 1947 года. Это характеристика, составленная на Никарева и заверенная подписями главного энергетика комбината, секретаря парторганизации энергетических предприятий и председателя завкома энергетиков.

«Никарев Михаил Андреевич работает в электроремонтном цехе ОГЭ Норильского комбината МВД СССР с 23 апреля 1944 года. До 10 ноября 1946 года работал старшим мастером станочного участка и сейчас находится на работе. Требующей высокой квалификации и точности на изготовление различных штампов. Никарев является высококвалифицированным слесарем восьмого разряда, к работе относится добросовестно и с инициативой, будучи активным рационализатором, систематически внедряет стахановские методы работы, за что приказами по комбинату трижды премирован, за 5 месяцев 1947 года выполнил годовую норму. Товарищ Никарев награжден медалью «за доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Настоящая характеристика выдана в связи с ходатайством Никарева М.А. о снятии судимости. Однако, только спустя 11 лет в 1958 году судимость с Никарева была снята, о чем гласило полученное им решение за подписью генерального прокурора СССР Руденко.

Пребывание в краю вечной мерзлоты дало Никареву незабываемое знакомство с двумя замечательными людьми:

Первый – это Николай Николаевич Урванцев – русский геолог, путешественник, ученый. Он и его товарищи поставили на вечной мерзлоте первый дом, от которого пошел город Норильск, мимо этого дома Никорев проходил ежедневно, а бывало, и прятался внутри его от пурги. Урванцев открыл много полезных ископаемых, составивших энергетическую и сырьевую базу для многих промышленных предприятий. Его легендарные путешествия по дерзости и смелости, по их значению в истории освоения Арктики, пожалуй, сравнимы лишь с экспедицией Нансена и Амундсена. Под его руководством в 1930х годах было осуществлено первое научное геолого-географическое изучение архипелага Северная земля и полуострова Таймыр. В 1924 году получил золотую медаль имени Н.М.Пржевальского, а в 1958 – Большая золотая медаль Географического общества СССР. С 1956 года и до конца своих дней Н.Н. жил в Ленинграде и работал в институте Геологии и Арктики.

Второй — это артист Иннокентий Михайлович Смоктуновский. Когда Михаил Андреевич стал свободным, смог культурно проводить свой досуг. В городе имелся свой Драм-театр, в котором служили преимущественно заключенные. На его сцене выступал малоизвестный в ту пору актер, чей творческий путь и слава только начинались. Иннокентий Смоктуновский воевал, дошел до Берлина, но побывал в плену. В военкомате Красноярска заявили, что он неблагонадежный, и он получил запрет на проживание в 39 крупнейших городах СССР. Казалось бы, ну и что? Да только он видел, как бывших военнопленных арестовывают одного за другим. И тогда он решил затеряться в Норильске».

Михаил Андреевич мечтал дожить до 21 века, и мечта его сбылась. Михаил Андреевич умер в 2001 году, не дожив до своего 88-летия два дня. Похоронен на Павловском кладбище.

Все шестеро детей Михаила Андреевича Никарева состоялись не только как личности, но и как творческие личности. Видно, игра деда на фисгармонии и пение сделали свое дело. Совсем еще юные Валентина и Надежда будут петь в ансамбле «Весна», созданной при Тярлевском ДК, а вместе с братом Юрием будут представлять сценки на концертах. Юрий научится играть на гитаре. А младшая, Мария много лет играет на сцене в Малом камерном театре в ДК «Ижорец» в Колпино.