Телефон: +7 (921) 9026855         E-mail: 9026855@mail.ru
Главная » Жители » Ингерманландские финны » Леппенен Елизавета Матвеевна

Леппенен Елизавета Матвеевна

У супругов Андрея Андреевича (дед Елизаветы Матвеевны) и Марии Михайловны Леппенен (урожд. Пакканен) было трое детей. Семья жила в посёлке Тярлево на Большой улице, 13.Там же до революции находилась булочная, принадлежавшая семейству. За хорошую работу Андрею Андреевичу были выделены участки земли, которые он распределил между детьми. Младший сын, Андрей Андреевич (род.1887), остался на отцовском подворье – так решили на семейном совете. Он работал заместителем начальника Павловского вокзала, умер в 1926 г. Дочь Екатерина Андреевна получила участок на Новой улице, 6, но без полевых угодий: женщинам их иметь не полагалось. Старший сын, Матвей Андреевич (род. 1883), вместе с женой Екатериной Андреевной (урожд. Капанен) из деревни Капоси (ныне Корделево) получает участок на Новой улице, 21. В настоящее время этот дом имеет номер 33, нумерация изменилась в связи с ликвидацией Речной улицы, которая шла перпендикулярно Новой. Матвей Андреевич сразу же приступил к строительству дома. Елизавета Матвеевна тогда была совсем крошкой (она родилась 10 июля 1913 г.), а старшая сестра Мария (род. 1909) вместе с матерью уже носила обеды отцу-строителю.

В 1914 г. началась Первая мировая война, и, не достроив мансарду на втором этаже дома, Матвей Андреевич на своей лошади отправляется на фронт. В недостроенный дом не переехали, а остались жить на Большой ул., 13, вместе с братом Матвея Андреевича Андреем, его женой Параскевой и тремя их детьми. В дальнейшем судьба детей сложится так же, как и у всех ингерманландских финнов. Ольга (род.1919) во время войны 1941–1945 гг. эвакуировалась в Казань с химико-технологическим институтом, но в связи с репрессиями по поводу национальности вернуться в свой дом не смогла. Ида (род. 1921) погибла в осаждённом Ленинграде. Виктор (род.1923) скончался от инфаркта в Бежецке, не получив разрешения вернуться на родину из Калининской области – не  дожил до снятия репрессий в 1993 г.

В 1918 г. вернулся с войны Матвей Андреевич, раненый и с гангреной ног. Перенёс семь операций, лишился обеих ног и скончался в 1922 г. В 1923 г. его вдова с дочерьми Марией и Елизаветой переехала в собственный дом на Новой улице.

В 1925 г. Елизавета окончила глазовскую финскую четырёхклассную школу, которая располагалась на Луговой улице (здание сохранилось). Эту школу в шутку называли «институт благородных девиц», т.к. школьная форма девочек была нарядная и белого цвета. Учительница Хельма Михайловна Крино-Никула (в 1942 г. погибла в осаждённом Ленинграде) стала достойным примером для своих учениц, и Лиза принимает решение стать учительницей. В двенадцать лет, после окончания тярлевской школы, она поступила в финскую школу-семинарию, которая находилась в деревне Малые Колпаны под Гатчиной. Впоследствии это финское учебное заведение переводят в Ленинград, в Лавру, а оттуда – на 1-ю линию В.О., здесь Лиза его и окончила. Зимой девушка жила в общежитиях, а летом её направляли в детские сады-ясли во вновь создаваемые финские колхозы, в том числе в Дудергоф-Виллази, деревню на Пулковских высотах, где сейчас владения Аэрофлота. На каникулы она приезжала в Тярлево. По окончании училища Елизавета получает направление на комсомольскую работу в Токсово, где знакомится с военным (в Токсово находилась военная часть) – украинцем Сергеем Михайловичем Довгалюком (о его судьбе на сайте рассказывается в отдельной статье).

Сергей Михайлович демобилизуется и женится на Елизавете Матвеевне. В Ленинграде он устраивается на Ленинградский металлический завод им. Сталина. Там он работает, а вечерами учится во ВТУЗе (высшем техническом учебном заведении) завода. Сергею, как демобилизованному, обещают комнату. В ожидании этой комнаты семья переезжает из Токсово в Тярлево, где живет один год.

10 апреля 1935 г. у молодых появляется первенец Юрий, и на его рождение судьба дарит семье комнату на Смольном пр., 11, в квартире № 7: через три недели после появления на свет Юрия был получен ордер на комнату. Пока молодые родители приводили в порядок своё семейное гнёздышко: клеили обои, ставили печь (было отопление дровами), – старшая сестра Елизаветы Матвеевны, Мария, была в няньках; как только комната была готова, сразу же переехали туда. В 1939 г.  в семье Довгалюков появилась на свет дочь Наденька. Летнее время  – и не только  –  проводили у бабушки в Тярлево. Лео, сын старшей сестры Елизаветы Матвеевны, живущей в Тярлево, был старше двоюродного брата Юрия на два  года. Они были (и сейчас остаются) близкими друзьями. Даже в университет Юра поступил в Петрозаводск, где учился Лео, и только через два года по настоянию матери перевёлся в Ленинград, где и окончил физический факультет Университета. По распределению попал в Воейково в Главную геофизическую обсерваторию, которая до войны находилась на территории Павловского парка. Восемь лет проработал под началом Петра Алексеевича Воронцова, ученика профессора П.А. Молчанова. Там, в Воейково, была создана агитбригада. Юрий выступал на концертах как аккордеонист. Во время учёбы в университете он познакомился с будущей женой Юлией. В 1961 г. они поженились, у них два сына – Сергей и Александр. Есть внуки.

Сергея Михайловича Довгалюка ещё до войны призвали в армию. Служил он в Ленинграде, был офицером. В 1937 г., узнав, что Сергей Михайлович женат на финке, приказали ему развестись. Но он любил свою жену и детей и, конечно, отказался. Тогда его разжаловали в рядовые и выслали из Ленинграда. Впрочем, Сергея Михайловича вскоре из ссылки вернули и комнату на Смольном оставили за ним.

Как мы знаем, сталинские репрессии коснулись всех граждан СССР, но к ингерманладским финнам правительство было особенно беспощадно. Кого не удалось уничтожить или засадить в тюрьму, того выселяли на задворки империи без права возвращаться в родные места. Финн – значит враг народа, именно такой штамп ставили им в паспорта.

Война застала Елизавету Матвеевну учительницей младших классов школы № 166 города Ленинграда. Сразу же после объявления войны была организована эвакуация школы,  ответственной назначили Елизавету Матвеевну. Место назначения – деревня Сладчанка, Спицинское п/о, Мехонский район Челябинской (с 1943 г. – Курганской) области. В эвакуации приходилось нелегко, дети помогали взрослым на полевых работах. Летом собирали дары природы: грибы, ягоды. Рядом с деревней течет река Исеть, приток Тобола. После ее весеннего разлива оставались большие лужи, где щук ловили руками. За речкой можно было полакомиться дикой смородиной, в изобилии рос дикий лук.

В начале войны Сергей Михайлович бы призван на фронт. Лейтенант Довгалюк погиб под Ропшей при прорыве блокады Ленинграда 18 января 1944 г., похоронен там же, в братской могиле.

Нина, соседка семьи по коммунальной квартире, писала Елизавете Матвеевне после гибели ее мужа: «…что же делать, ведь его звал долг, он сам всё стремился в бой, если б ты знала, с каким нетерпением он ждал наступления; конечно, мысли о жизни никогда его не оставляли, но он готов был ко всему… Ты возьми себя в руки, у тебя есть для кого жить…Он прекрасный отец, слишком порядочный человек, правдивый, прямолинейный, честный. Светлая память останется о нём».

Своей геройской смертью Сергей Михайлович сумел сохранить своим близким комнату в Ленинграде, куда они вернулись после эвакуации. Дом в Тярлево тоже принадлежал Елизавете Матвеевне, т.к. остальные родственники были «вне закона». Сестра Мария с сыном вынуждена была уехать в Таллин, а мать Екатерину Андреевну, прошедшую через оккупацию и концлагерь, выслали в Бежецк. По приезде в Ленинград Елизавета поехала за мамой, привезла её к себе, повезла в Тярлево, чтобы показать, что хозяйка дома вернулась, и её прописать. Но там поставили в паспорте статью и дали 24 часа на срочный выезд. Тогда  Елизавета покупает матери билет в Таллин и отправляет ее к сестре Марии. Когда же Мария в Таллине повела мать в милицию, в прописке ей тоже отказали и сказали, что Екатерине Андреевне надо выезжать на 101-й километр. Пока Мария размышляла, что ей делать, пришёл приказ выслать всех финнов из Эстонии в Сибирь. Мария отправила сына Лео в Олонец, в Карелию, где жил его отец. В Карелии, в театре, где он работал, узнали о судьбе Марии, и коллектив пошёл к директору с просьбой сделать вызов. Вызов был послан. Он пришёл буквально вечером накануне отъезда в Сибирь, и Мария с матерью поехали в Олонец, там друзья дали расписки с ручательством за Екатерину Андреевну.

Дом в Тярлево был разграблен, уцелела только коробка: ни пола, ни потолков. А Елизавета Матвеевна осталась одна с двумя детьми. Разорённый Ленинград, разорённое Тярлево. Небольшая учительская зарплата. Елизавета Матвеевна, как и до войны, работала в школе № 166. Завхозом там был Аркадий Николаевич Васильев, он-то и стал ей надёжной опорой до последних дней. Он был столяром-краснодеревщиком, именно он восстановил дом на Новой улице.

Дочке Наде было два года, когда папа уходил на фронт, она плохо помнила отца, поэтому Аркадия Николаевича приняла сразу же. А старший сын, Юра, умом понимая, что отчим хороший человек и жалеет маму, не сразу смог смириться.

Надежда Сергеевна, дочь Елизаветы Матвеевны, окончила с красным дипломом школу, а затем и электромеханический факультет ЛГУ. Была ведущим инженером завода «Электросила». Имела много патентов, в частности разработала ключевую деталь для создания турбинных лопаток ледокола «Ленин». Кроме того, она –  чемпионка СССР по яхтспорту, ходила в походы на Эльбрус и Памир, занималась прыжками в воду с 10‑метровой вышки. Надежда Сергеевна вышла замуж за Евгения Владимировича Подсыпанина. Род продолжают двое сыновей, Илья и Владимир.

Елизавета Матвеевна умерла 13 ноября 1989 г. в возрасте 76 лет. Похоронена на Павловском кладбище. Аркадий Николаевич пережил её на шесть лет.Теперь в доме на Новой улице живут дети, внуки и правнуки Елизаветы Матвеевны.

О.П.Гончарова, 2015 г.